• Приглашаем посетить наш сайт
    Хлебников (hlebnikov.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "R"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1RADIATOR
    6RADIO
    1RATIO
    1RELIEF
    1REMINGTON
    11REMY
    1RENAISSANCE
    1REVOLUTION
    1REVUE
    6REX
    1RICH
    1ROBERT
    2ROMAN
    2ROSE
    1ROSENBERG
    5ROTTERDAM
    1ROYAL
    1RTE
    2RUBEN
    32RUE
    1RUSS
    6RUSSE
    1RUSSEL
    3RUSSIE
    1RUTH

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову RADIO

    1. Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной. 1942-1950 годы. Часть 22.
    Входимость: 1. Размер: 53кб.
    Часть текста: Ужасно, что ничего не в силах сделать. Я всем сердцем у тебя, но какой в том толк! Спасибо, что милые люди заботятся о тебе там. Получил ли ты вовремя мой привет тебе? И что они принесли? Я просила корзину с гиацинтами или белую сирень. По нашим масштабам мне показали очаровательные вещи, но по пути, конечно, все это распылится по карманам посредников. Была ли елочка у тебя? И кто были из друзей? Хотя я никого там не знаю. Мы тихо провели праздник, без церкви, - и это очень больно. Поп наш совсем дрянь. Сперва были голландские праздники, потом Новый год, потом свое Рождество Христово, - теперь я дала себе слово заняться трудом. Хочу и верю, что осуществлю, завтра сесть за работу плотно. Сложно это, т.к. холодно. Надо топить комнату, а дров мало, их только пилить еще надо, сырущие. Но ничего. Надо себя присадить, а там само пойдет. Ванюша, дорогой мой, ты по старому стилю начинаешь новолетие, - от всего сердца желаю тебе всего самого доброго в новом году. Будь главное здоров, об этом всегда молюсь. Радости и сил в работе желаю тебе, потому что в этом твоя жизнь. И устройства жизни твоей молю у Бога. Больно знать тебя где-то в путях, на распутье. М. б. Boileau-то...
    2. Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной. 1939-1942 годы. Часть 10.
    Входимость: 2. Размер: 75кб.
    Часть текста: чтобы извещал меня хоть словечком. Для меня ты - сама жизнь, больше, чем моя жизнь: моя вера, упование, вера в тебя, в твое, а это за пределами моей жизни. Ольга, все силы сердца, веры вкладываю в мольбу за тебя: будь здорова! да не будет ужасного, что было с тобой! Олёлечка моя чудесная, ласковка, милка, светик, свет мой, святая, девочка чистая - ты для меня вся чистая! Прости мои кипучие зацепки, это боление мое - ну, да, это ревность к давнему, необоснованная, это - мои "изломы"! Я кляну их, и - весь нежный к тебе, весь - светлый к тебе. Я преклонился, я обнимаю твои ножки, я тобой болею, я люблю тебя неизведанной еще любовью, такой тонкой, таинственной, нежной, чистой... назвать не знаю. Оля, как ты можешь, как ты умеешь быть нежной, - сердце пропадает, истекает от этой нежности. Извини мой "разбор" твоего рассказа, - не имею никакого права касаться всего твоего. Ты безупречна - это верой знаю, - тебя только острой жалостью можно пожалеть за вынесенные тобой мучения. Я же знаю, как ты несла тяготы жизни, как ты жертвовала собой, как выносила семью на своих плечах, слабевших! - на своих нервах, безжалостно терзаемых житейским злом. Оля, ты для меня - Святая, при всех, как ты называла, - "изломах", - кто смеет в чем-либо укорить тебя! Я любуюсь тобой, Прекрасная! впервые узнанная, такая! Ты мне дороже жизни моей, и клянусь, Оль-Оль, - я отдам жизнь во-имя твое, если бы это было нужно. Это не слова. - За меня будь покойна, во всем. Мой отрывочный рассказ (в 2-х письмах) о кусочке моей жизни - да не смутит тебя. И это, такое жуткое, такое -необычное, такое порой болезненное - не столько для меня лично, а для бедной девушки, потом женщины, - прошло для меня вне, - как это не удивительно мне теперь! Это почти невероятно было...
    3. Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной. 1942-1950 годы. Часть 8.
    Входимость: 1. Размер: 69кб.
    Часть текста: "сегодня я как-то особенно беспричален". Что это? И почему? Ах, мне больно такие вещи читать у тебя, дружок. Ты тоже легко предаешься чувству одиночества, ты тоже иногда с трудом "улыбаешься жизни". Ты очень интересно и хорошо это мне описал. Но как мало ты теперь пишешь мне... Зачем ты угадываешь с моей стороны нечто нехорошее, если долго от меня не получаешь писем. Я не знаю, Ванюша, отчего это, давай не будем делать предположений друг о друге. Почему же так мало доверия? И разве не друзья мы больше? Как это больно... "мелькнувший силуэт прекрасной незнакомки"... Нет, все не верно: мелькнувший?.. Да мы почти 5 лет уже знакомы. И сколько сказано, и как открыто! Подумай! Силуэт? - какой же это силуэт, когда я всю душу перед тобой открыла? Прекрасной?.. Нет, и не прекрасной, ни в каком смысле. Все далеко во мне от прекрасного. А что касается незнакомки... Ну, да, в обычном смысле, внешне, конечно, м. б. и незнакомка, но ты когда-то сам говорил иное. Ты был видимо в таком настроении, что так подумал. И все же это не то, что нужно в жизни. Не надо отыскивать чего-нибудь против другого. Я сама этим грешу. Но разве я совершенна? Мне иногда страшно от того, насколько я несовершенна и далека от сего. Ты прав, когда говоришь о жизни и об отношении к ней, но я не провожу это в жизнь. Я не чувствую себя хозяйкой ее, никогда не чувствовала. И м. б. это наша русская отчасти черта? Ты не думаешь? Разве мы по-хозяйски себя ведем. Великие-то наши люди и те стоят у стенки прислонившись, робко, не по-хозяйски. Я не сильный человек. Понимаешь? Я часто чувствовала - лучше было бы, если бы я не рождалась, что впрочем никак не исключает страха смерти. Никак. Но не хочу сегодня писать в таком духе. Мне мало было с кем можно высказаться в жизни, и всегда была какая-то горечь. Сейчас у меня нет совершенно ни одной подруги. И сейчас я бы не смогла уже больше высказываться. Как бы я хотела говорить с тобой. Ну, да ты это тоже знаешь. И как трудно обо всем писать....
    4. Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной. 1942-1950 годы. Часть 7.
    Входимость: 1. Размер: 79кб.
    Часть текста: посмотрел хорошо и заявил: "объявляю Вас совершенно выздоровевшей"! Какой дар это! Перед операцией я все время обращалась к преп. Сергию, а вот ответ-то и пришел в Его День. В понедельник идем (если все будет благополучно) с мамой к доктору из-за почки и для мамы. Ну, довольно о болезни! Доктор вчера много говорил со мной о постороннем, спрашивал меня о многом нашем, а я, конечно, оживилась. Вдруг он меня прерывает и говорит: "в Вас погибает огромный писатель; - такая пластичность рассказа, такое воображение, - я даже, не имеющий понятия обо всем этом, вижу , ясно вижу. Вы не работаете? Но после войны вы обязаны сделать что-то хорошее и большое... Хорошо?" Я привожу тебе это не потому, что (как ты когда-то заметил) мне для подтверждения твоих слов еще какие-то мнения нужны, но только потому, что все-таки мне это приятно. Понимаешь, с двух-трех строк и нескольких минут разговоров... Но не бойся, я не возгоржусь. Я хочу работать. У меня масса, масса всего. Только бы время. И если я не пишу пером пока, то все время у меня в голове варится. Я даже стала рассеяна. Живу в ином. Как прекрасна жизнь хорошими людьми! Как мы сами можем ее сделать раем?! - 10.Х.43 Прервали, приехал Сережа. Сегодня такой же лучезарный день. Wickenbourgh в дымке сизой, синеет вдали... Отчего ты не пишешь? Здоров ли ты? Тут масса заболевают желудком снова, открываются зажившие язвы. На той неделе приедет матушка бедная поотогреться в ее горе. Ее провожатым будет Пустошкин, давно хотел побывать. Он очень убит. Но, конечно, маску держит. Матушка не обременит, т.к. она своя, уютная, будет [1 сл. нрзб.] на кухне. Поставлю ее шинковать капусту, - не трудно и она мастерица на капусту. Все, все она хочет делать, знаю по прежним разам, все из рук берет. Не знаю отчего, но мне так стало светло и радостно на душе. Если завтра...
    5. Переписка И. С. Шмелева и О. А. Бредиус-Субботиной. 1942-1950 годы. Часть 17.
    Входимость: 1. Размер: 72кб.
    Часть текста: поцелуй ей за меня руку. Твоего куличика - кекса? - еще не коснулся, нельзя еще. Хотя язва поутихла, слава Богу, боюсь испортить, работать надо, а то пустота душе. "Пути" так выправил, что сам ахнул: сократил на 30 процентов! Видала?.. И никак не жаль, напротив... Теперь начну переписывать, что займет недели три. С изданием "Лета Господня" 710 вырешится к половине января. В издательском комитете всякого жита по лопате, есть и враги. Ну, Бог не выдаст - свинья не сожрет, не страшно. Бу-дет издано! Программа концерта 711 составлена превосходно, лучше нельзя. Очень зерниста. Ты молодец! Я - поверь! - счастлив твоим успехом, иначе и быть не могло. Ты чаруешь. Чаруй, милая, во славу Божию. Прекрасно, что твой горизонт раздвинется, нельзя влачить жизнь в углу: ты не для сего. Ты богатейше одарена, и это всеми чувствуется. Блистай. Влияй. Во славу имени русского. Только не изнашивайся, про-шу! He разбрасывайся. Жду твоего рассказа, всем сердцем, со всей доступной мне прямотой подойду к нему. Будь смелей и свободней, и - стро-гой к себе. Благодарю, родная Ольгуночка, за хлопоты о Ване. Не переобременяй себя! Все придет в свой срок. Конечно, мне было бы приятно, если будет переводить г-жа А. Схот, - если сердцем примет то или то. Чувствую, что ты верно ценишь ее: твой художественный вкус тонок,...

    © 2000- NIV